ГРУЗИНЫ «ПО ТУ СТОРОНУ»: 1941-1945 – Andrew Andersen

Ниже следует описание событий и людей, само упоминание о которых долгое время являлось табу в литературе и прессе Советского Союза и до определенной степени замалчивается в современной России. Это и неудивительно. Сам факт существования грузинских, северокавказских, армянских и азербайджанских  воинских частей в составе Вермахта в годы Второй Мировой войны являлся как личным вызовом маршалу Сталину (уроженцу Кавказа), так и пощечиной всей советской политической системе с ее «нерушимой дружбой советских народов».

Хочется подчеркнуть, что настоящий материал не является панегириком грузинам и прочим кавказцам, волей или неволей связавших свою судьбу с «Третим Рейхом», т.к. симпатии автора (и хочется верить – читателей) далеки от нацизма, фашизма и политики держав Оси. В то же время автор воздерживается от вынесения каких-либо оценок или вердиктов этим людям. Вторая Мировая война закончилась 57 лет назад, большинство судебных дел, связанных с ней, завершено. Приговоры вынесены. Что же касается эмоциональных оценок поведения этих людей, то оставим их политиканам, спекулирующих прошлым, для того, чтобы отвлечь внимание от проблем настоящего, или «пикейным жилетам», не знающим иного способа справиться со скукой. Задача данного материала суммировать имеющуюся разрозненную и далеко не полную информацию о грузинских и абхазских легионерах, воевавших на стороне гитлеровской Германии, попытаться дать объяснение комплекса причин, побудивших их сделать этот жизненный выбор, описать поставленные перед ними задачи, их символику, обмундирование и знаки различия, проследить их боевой путь от момента формирования и вплоть до достаточно бесславного и более чем печального конца.

НАЧАЛО

В первые недели после вторжения немецко-фашистских войск на территорию СССР командование Вермахта было шокировано поистине огромным количеством советских граждан различных национальностей и возрастов, изъявивших желание в той или иной форме сотудничать с вооруженными силами гитлеровской Германии. В течение первых полутора лет войны эти люди были отстранены от непосредственного участия в боевых операциях и выполняли вспомогательные функции. Официально они числились «добровольными помощниками» и на немецком военном сленге назывались «Хиви» (от слова «хильфсвиллиге» – добровольные помощники). К концу число таких «Хиви» из числа советских граждан превысило миллион человек. Уже с конца 1942 года германское командование на Восточном фронте начало спонтанное формирование т.н. «Осттруппен» («восточных войсковых частей»), организованных как правило по национально-этническому признаку и постепенно приобретавших черты «национально-освободительных армий».

Сознательно оставим за рамками данного эссе детали формирования РОА («Российской Освободительной Армии»), о создании и лидерах которой (Власов, Жиленков. Буньяченко, Боярский, Каминский) написано много статей и книг и будет написано еще больше. Оставим в стороне и УВВ («Украиньско Визволенне Вийско») – единственная  военная организация, связанная с выходцами из СССР, созданная еще до июня 1941 года. Автор данного материала хотел бы сконцентрироваться только на тех формированиях, к которым имели непосредственное отношение грузины. Большинство коллаборантов из числа грузин служило в т.н. легионах, сформированных из представителей тех народов, территория которых в соответствии с планами Гитлера и его окружения не должна была быть включена – в Германскую империю ни непосредственно, ни в качестве протекторатов. Этим народам было когда туманно, а когда и конкретно обещано восстановление их государственной независимости, естественно при условии постоянного следования в фарватере гитлеровской политики.

К сведению неосведомленных читателей: ни русским, ни украинцам нацисты не обещали никакой отдельной государственности. Гитлер с бескомпромиссным отвращением относился к идеям командования Восточного фронта о создании РОА, УВВ и каких бы то ни было русских или украинских правительств и национальных комитетов, которые создавались в условиях прямого неповиновения командования директивам из центра и личным приказам «фюрера». Сам «фюрер» и его ближайшее окружение не скрывало презрения и ненависти лично к генералу Власову и другим лидерам российских и украинских коллаборантов. Предпринимались неоднократные шаги в направлении их физической ликвидации, иногда кончавшиеся успехом (например расстрел полковника Каминского или украинских офицеров – «нахтигалевцев», которые впрочем вряд-ли заслужили чего-либо другого своими зверствами по отношению к гражданскому населению). Что же касается других национальных меньшинств СССР (исключая прибалтов), то можно сказать, что к ним нацистское руководство демонстрировало гораздо более либеральное отношение. Сам Адольф Гитлер неоднократно подчеркивал важность установления «доверительных отношений» с мусульманами, рассчитывая, что это поможет в будущих проектах по захвату колоний в Африке и на Ближнем Востоке. По не совсем ясным причинам «в фаворе» у Гитлера были и армяне – единственный народ на Кавказе, который он считал «арийским». К грузинам также было «особое отношение», однако они пользовались наименьшим благоволением нацистского лидера. Разные очевидцы упоминают часто повторяемую Гитлером фразу:«Не знаю… не знаю, как поведут себя эти грузины». Основными «адвокатами» грузинских коллаборантов перед Гитлером являлись «главный этнограф рейха» Альфред фон Розеннберг (министр по делам Восточных территорий) и как ни странно – «главный палач» Хайнрих Гиммлер (министр внутренних дел Германии, начальник Гестапо). Так или иначе статус грузинских коллаборантов все же был значительно выше статуса русских и украинцев и практически приравнивался к статусу западно- и центрельноевропейских коллаборантов-«неарийцев» (французов, валлонов, хорватов, латышей и эстонцев).

Первым легионом, созданным на Восточном фронте из нерусских граждан СССР был легион «Туркестан» (ноябрь 1941), в который зачисляли не только собственно «туркестанцев» (жителей среднеазиатских республик и Казахстана), но также татар, башкир и азербайджанцев. В последствии от «Туркестана» откололись легионы «Идель-Урал» (татары, башкиры и чуваши) и «Кавказско-мусульманский легион», вскоре в свою очередь расформированный на легионы «Азербайджан» и «Нордкауказиен» («Северный Кавказ»). 30 декабря 1941 решением командования Восточного фронта были созданы также легионы «Грузия» и «Армения». Первым центром грузинского легиона, откуда осуществлялась вербовка и где проходило обучение офицерского и унтер-офицерского состава был польский поселок Крушна. Вскоре однако штаб грузинского легиона был переведен в г. Мариамполе (Литва). Грузинский легион, как и остальные пять легионов подобного типа (легионы «Туркестан», «Идель-Урал», «Азербайджан», «Северный Кавказ» и «Армения») подчинялся специально созданному германскому коммандованию «Коммандо дер Остлегионен». Во главе легиона стоял «Грузинский Национальный Комитет», исполнявший функции «правительства в изгнании». Официальным командиром легиона с января 1941 года был полковник Шалва Маглакелидзе.

Следует сказать, что идея создание легиона была с энтузиазмом поддержана прогермански настроенной частью грузинской эмиграции. Прежде всего это относится к грузинской диаспоре в Германии (в основном те, кто учился в Германии в 1919-21 и остался там после захвата Грузии советской Россией в 1921), которая подверглась значительному влиянию нацистской идеологии, и части грузинской диаспоры во Франции и Бельгии, хотя в последних двух странах далеко не все грузины заняли про-германскую позицию. Многие из бельгийских и французских грузин были активными участниками анти-гитлеровского подполья и сил сопротивления. Характерно, что в «Грузинском Национальном Комитете», в Мариамполе господствовало полное согласие между бывшимои советскими грузинами и грузинами-эмигрантами. В этом смысле грузинские коллаборанты значительно отличались например от русских коллаборантов (русские коллаборанты из числа белоэмигрантов ненавидели Власова и власовцев за отказ последних полностью вернуть Россию к дореволюционным порядкам, да и за многое другое).

КТО И КАК ПОПАДАЛ В ЛЕГИОН.

ПЛАНЫ ЛЕГИОНЕРОВ И ИХ БЕНЕФАКТОРОВ

Личный состав легиона «Грузия» формировался в основном тремя путями:

1.         Из числа заключенных грузинской национальности в лагерях для военнопленных.

2.         Из числа прогермански настроенных грузин-эмигрантов и их детей.

3.         Из числа перебежчиков грузинской национальности.

Следует с самого начала отметить, что среди перебежчиков из Красной Армии грузин было очень мало. По численности грузины-перебежчики уступали не только азербайджанцам, но даже малочисленным народам Северного Кавказа. О тех же, кто добровольно вступил в легион, будучи заключенным концлагеря, следует сказать особо. Большинству читателей известно, что в СССР было практически единогласно принято считать этих людей «выродками», «предателями родины», «бандитами» и «отпетыми уголовниками». В действительности это было не совсем так. Представляется возможным разделить всех грузинских легионеров на три основных категории:

А. Убежденные националисты (с некоторыми оговорками их даже можно назвать своеобразными патриотами Грузии), считавшие, что Грузия в составе СССР незаконно (в результате советско-турецкой агрессии 1921г.). Такими были почти все легионеры из числа эмигрантов и некоторая часть советских  грузин, оппозиционно относившихся к советской власти. С их точки зрения Грузия была страной, оккупированной чужеродным коммунистическим режимом, и освобождение ее от иностранной власти имело смысл любой ценой, в том числе и ценой союза с нацизмом (как говорится:«Хоть с Сатаной, но против большевизма!»), тем более, что немцы обещали восстановление грузинского государства по типу Хорватии и Словакии и даже территориального расширения. В планах Гитлера и его окружения предусматривалось восстановление Грузии, Армении, Азербайджана и Федрации Горцев в качестве «независимых» государств-сателлитов. При этом Армении было обещано возвращение Карабаха, Нахичевана и Шамшадина, Азербайджан предполагалось компенсировать частью Дагестана (теми районами, где в то время языком межнационального общения еще был азербайджанский) и возможно иранским Азербайджаном. Грузию предполагалось «премировать» Закатальским и Сочинским округами. Грузинам и армянам были также даны туманные обещания последующего пересмотра их границ с Турцией.

Б. Разного рода беспринципные и циничные авантюристы. Эта категория не требует особых комментариев. Таких было много среди коллаборантов разных национальностей, да и с противоположной стороны подчас тоже. Этих без сомнения можно называть «выродками» или «преступниками», на чьей-бы стороне они формально не находились. Многие из них как правило кончали военно-полевым судом с соответствующим результатом.

В. Принявшие решение под давлением обстоятельств, пропаганды и дезинформации. Таковых по всей видимости было большинство. Особенно из числа заключенных лагерей для военнопленных. Говоря об этих людях, следует помнить, что СССР был единственой страной в Европе, чье руководство отказалось подписать Женевскую и Гаагскую конвенции, регулирующие статус и права военнопленных, т.к. с точки зрения Сталина и его подручных любой советский воин, сдавшийся в плен при любых обстоятельствах, являлся предателем родины. Более того, члены семьи военнопленного подлежали немедленной депортации на малоразвитые восточные территории (Сибирь и Казахстан). Конечно бывали и исключения из правил (т.н. сам Сталин не был депортирован, хотя и являлся отцом военнопленного), но крайне редко. Это следует помнить, читая ниже о тех, кто решил перейти из разряда военнопленных в разряд легионеров.

В ходе второй мировой войны военнопленные из стран, воевавших с державами Оси (в том числе и стран, полностью захваченных нацистами и их союзниками, как например Польша или Нидерланды) содержались в достойных человека условиях, получали питание, медикаменты и даже почту по линии Международного Красного Креста, солдаты-военнопленные обязаны были подчиняться исключительно приказам своих офицеров, носивших знаки различия и даже имевших право на ношение личного холодного оружия.

В то же время советские пленные, не получавшие никакой поддержки от международных организаций и лишенные лпбых прав, пребывали в нечеловеческих условиях. Влачили полуголодное состояние или просто умирали от голода. В ходе войны Германия была сама в очень тяжелом экономическом положении, и все, что имела страна, шло в пользу Вермахта и СС (не считая того, что забирали на свое содержание гитлеровские бонзы и их челядь). Военнопленные же вряд-ли могли рассчитывать на что-то большее, чем брюквенная похлебка. Иногда для них не было и этого. К голоду следует прибавить бесперебойный физический труд, постоянные унижения человеческого достоинства и даже убийства со стороны охраны.

И вот в такие лагеря изголодавшимся, измотанным, потерявшим надежду людям приезжали сытые коллаборанты в элегантно пригнанной форме с национальной символикой и знаками различия, говорящие на родном языке будущих легионеров (иногда даже на изящном и красивом родном языке – если выступали образованные эмигранты) и призывали вступать в «национальную армию». Оставим то, что тех, кто записывался в легион часто на месте угощали белым хлебом с колбасой (по крайней мере немусульман) и стаканом вина, пива или водки. Не будем глумиться над чувствами голодных. Но приезжавшие гости говорили и о победах третьего рейха на всех фронтах (они часто врали, но ведь пленные были полностью экранированы от любых новостей), призывали включиться в борьбу «за новую Европу без большевиков и капиталистов», призывали помочь «скинуть кровавого тирана Сталина и его камарилью», призывали не остаться в стороне от борьбы «за восстановление растоптанной Россией государственности»…

Что могли чувствовать военнопленные – люди физически и морально раздавленные, отвергнутые тем государством, которое они защищали до попадания в плен, когда им предлагали личную свободу, человеческое содержание, участие в борьбе на стороне победителя и в конце концов – собственное государство? Да и почему подчиняться берлинскому режиму большее бесчестье, чем московскому, если оба режима по сути своей иностранные (по крайнее такая мысль проходила через многие тысячи голов)? И люди делали шаг из строя…

Даже много месяцев спустя, когда легионеры узнавали всю правду о том, чему на самом деле они служили или даже часть этой правды, оставалась надежда: «Вот сейчас, еще немного, и мы дойдем домой, отвоюем наше собственное государство, окрепнем, а потом… потом выкинем этих фашистов к чертовой матери…» – сколько раз эти мысли думались легионерами в окопах под рев «Катюш», сколько раз проговаривались они в откровенных разговорах во фронтовых землянках и чужих кабаках. Хотя за такие разговоры легко можно было загреметь под трибунал или в Гестапо, если сидящий напротив боевой товарищ оказывался информатором (а такое бывало нередко). Но главный шаг уже был сделан. Хотелось написать «роковой шаг», но … увы – не такой уж и роковой, потому что умиравший в концлагере военнопленный был для «Партии и правительства» не намного меньшим предателем, чем легионер или даже эсэсман.

А ЧТО ЖЕ ГРУЗИЯ?

Автору данного эссе неизвестно, знало-ли население советской Грузии о самом существовании грузинского легиона и его задачах. Большинство источников – как официальных, так и опрошенных автором очевидцев (особенно из числа старых грузинских коммунистов) сходятся на том, что в годы войны большинство жителей Грузии демонстрировали единство в стремлении всеми средствами защищать «общий советский дом» от внешнего агрессора.

В то же время некоторые из очевидцев сообщали о выжидательной позиции некоторой части общества (особенно старшего поколения, среди которого были сильны рудименты отношения к немецкому народу как к флагману европейской культуры, а также воспоминания о немецких солдатах и офицерах, в конце 1й Мировой войны буквально спасших Грузию от турецкой оккупации). Имеются сведения о том, как во время наступления Вермахта на Кавказе, некоторые жители Груз. ССР рвали комсомольские и партийные билеты и ждали немцев как «освободителей». Некоторые старики из числа верующих православных считали, что «идет христианское воинство» на том основании, что у немецких солдат и у легионеров на ременных пряжках были выбиты слова «Готт мит унз» («с нами Бог»). Но по всей вероятности таких в Грузии все-таки было меньшинство. Фактом остается и то, что более полумиллиона грузинских солдат и офицеров Красной Армии (как впрочем и многих других кавказцев) блестяще показали себя в военных действиях и пользовались безоговорочным уважением боевых товарищей русской и других национальностей.

Однако ряд фактов (в т.ч.. возможно и сам факт существования грузинского легиона в составе Вермахта) сделал возможным рассмотрение Сталиным и его ближайшим окружением проекта принудительного выселения всех грузин из Грузии и депортации их в Казахстан и Сибирь. Очевидцы вспоминают медленно сказанную Сталиным фразу:«Ну чтож… если к этому есть основания, то они (грузины) должны быть выселены». Однако этот проект так и не был реализован (хотя в качестве «репетиции» несколько сотен семей грузинской интеллигенции были депортированы в Казахстан; депортации подверглись также все жившие в Грузии немцы и «турки-месхетинцы» – в т.ч. и родственники участников войны и даже героев Советского Союза). Известно, что одним из основных «адвокатов» грузин перед Сталиным выступил Вячеслав Молотов.

Во время кавказской операции командование Вермахта пыталось высадить на территории Грузии десанты с участием грузинских, абхазских и северокавказских легионеров (в частности в Сванетии и Абхазии), надеясь, что эти десанты смогут спровоцировать прогерманское восстание. Однако восстания спровоцированы не были, и десантники были уничтожены или пленены силами Красной Армии и НКВД при активном участии «истребителей» из числа сванов, абхазов и мегрелов. В конечном счете имеющаяся информация позволяет сделать вывод о том, что «грузинский проект» Вермахта никакой серьезной поддержки в Грузии не получил.

ОДИССЕЯ ГРУЗИНСКИХ ЛЕГИОНЕРОВ

Весной 1942 года на фронт из Мариамполе было направлено два полностью экипированных и обученных грузинских батальона (795й и 796й) общей численностью свыше 2000 солдат и офицеров. Вторая волна грузинских легионеров оправилась из тренировочных лагерей Литвы весной 1943 (797й; 798й; 799й и 822й  батальоны) и третья – в конце лета того же года (823й и 824й батальоны). Кроме вышеназванных батальонов; в Польше, в тренировочных лагерях 162й Пехотной дивизии Вермахта были подготовлены и направлены на Восточный фронт три горно-егерских  и два гренадерских грузинских батальона общей численностью свыше 6000 человек. Впоследствии темпы подготовки грузинских легионеров были ускорены, и по имеющимся данным в различных тренировочных лагерях было подготовлено в общей сложности свыше двадцати батальонов грузинского легиона. Учитывая, что стандартный немецкий пехотный батальон включал в себя от 900 до 1600 солдат и офицеро, а горно-стрелковый – не менее 600, можно предположить, что общее число грузинских легионеров во всех этих батальонах вместе взятых превышало 20 000 человек. К этим батальонам следует добавить еще 11 грузинских отдельных инженерно-строительных  рот, входивших в состав т.н. «Вспомогательной Бригады Боллера», а также грузин, служивших в неподчинявшемуся Грузинскому Национальному Комитету особому ударному  соединению «Зондерфербанд Бергманн», укомплектованному смешаным немецко-северокавказско-грузинским личным составом. Помимо этого определенное, хотя и незначительное количество грузин состояло на службе в РОА и различных украинских формированиях (в т.ч. дивизии СС «Галичина»). Согласно сведениям, полученных от живущих в Канаде украинских свидетелей описанных событий, грузины служили в украинских частях не только рядовыми, но и командирами.

Все это позволяет предполагать, что «на той стороне» служило в общей сложности не менее 30 000 грузин. Следует безусловно принимать во внимание. Что в составе батальонов грузинского легиона служили также абхазы, осетины (осетин не брали в северокавказский легион) и другие негрузины. Но в то же время некоторое, хотя и незначительное число грузин из эмигрантов служило в чисто немецких частях Вермахта и СС. Так что выше названая цифра в 30 000 представляется вполне реальной. Абхазы (апсуа) служили не только в батальонах грузинского легиона, но также и в легионе «Северный Кавказ». Однако точное число абхазских коллаборантов автору неизвестно.

Невзирая на все утверждения германского командования о «равном статусе» легионеров, следует верить фактам, доказывающим, что легионы использовались в качестве пушечного мяса, – по сути дела их «берегли» не намного больше, чем личный состав штрафных батальонов. Легионеров бросали на самые трудные участки фронта, а во время отступления оставляли прикрывать отход линейных частей и Ваффен-СС. Если «восточные батальоны» попадали в окружение, немецкое командование не особенно трудилось вызволять их. Следует отметить, что грузинские, как впрочем и северокавказские батальоны, были в Вермахте на хорошем счету. Немецкие солдаты и офицеры в своих воспоминаниях не раз отмечали мужество и инициативность грузин и других кавказцев. Вопреки инструкции свыше грузинских легионеров часто награждали немецкими орденами и медалями. Им также неофициально разрешалось носить на грудии «знак арийского превосходства» – имперского орла со свастикой.

Мужество и храбрость легионеров отчасти объясняется тем фактом, что для них не существовало возможности сдаться в плен. Если это случалось, то легионера ожидал немедленный расстрел после короткого допроса, в ходе которого у него спрашивали фамилию, имя и отчество, а также год и место рождения – исключительно для установления места жительства семьи и подвержения ее репрессиям. Семьи грузинских легионеров были несколько более «счастливы» в том смысле, что например в ходе битвы за Кавказ красноармейцам было неофициально предписано не брать грузинских коллаборантов живыми – дабы не расстраивать «вождя народов Сталина» информацией о том, что есть грузины воюющие на стороне врага. Если легионеру угрожал плен, то он мог в последний момент попытаться спасти жизнь, выдав себя за немца. Возможно поэтому многие грузинские легионеры носили «неуставные» немецкие петлицы и погоны. В этом случае перед сдачей в плен было достаточно содрать с рукава национальный шеврон. Хотя надолго сохранить инкогнито в лагерях военнопленных было вряд-ли возможно.

Потери легионов приостанавливались в те моменты, когда из Берлина поступал очередной приказ «фюрера» об отзыве всех легионов с линии фронта. Исследователи третьего рейха часто заходят в тупик, пытаясь разгадать логику этого «театра абсурда». Так более чем непонятны неоднократные приказы Гитлера (многие из них принятые под влиянием таких ненавистников восточных легионов как фельдмаршал Кейтель) о расформировании РОА, УВВ и легионов и отправки всех бывших советских граждан на службе рейха в концлагеря. Однако командование Восточного фронта каждый раз находило возможности игнорировать эти приказы с последующим переубеждением «главнокомандующего», поскольку катастрофическое положение Вермахта не позволяло убрать с фронта полтора миллиона бойцов (именно эта цифра определяла общее число бывших советских коллаборантов). В качестве компромисса легионеров, также как и власовцев, снимали с передовой, но направляли в «ближний тыл» для проведения антипартизанских и карательных акций. Это освобождало значительное количество немецких частей для переброски на фронт. Легионеры не были в восторге от таких задач, хотя в ходе карательных акций выжить было легче, чем на передовой Восточного фронта. Однако эти операции еще больше заставляли этих людей почувствовать себя предателями, а участие в масовых убийствах своих бывших сограждан сводили на нет боевой дух и дисциплину. Историкам известно об участиях коллаборантов из русских, украинских и мусульманских (в т.ч. северокавказских) частей в массовых расстрелах гражданских лиц на территории СССР и Польши. Сведения об участии в подобных акциях грузинских или армянских батальонов отсутствуют.

В январе 1944 г. Поступил категорический приказ Гитлера о переброске восточных легионов на Запад. Грузинскому Национальному Комитету и «Мариампольской Академии» было предписано в срочном порядке перебазироваться в г. Конфлан (Франция). Находившиеся на территории СССР грузинские батальоны перебрасывались в Нормандию и Бретань (северная Франция). Это вызвало резкий  протест со стороны грузинских легионеров – вплоть до попыток открытого неповиновния, поскольку перебазирование во Францию еще более отдаляло и без того призрачную перспективу наконец увидеть Грузию. В частях, находившихся в Литве имело место массовое дезертирство, в результате которого много грузин ушло в леса к литовским «лесным братьям» – партизанам, воевавшим против немцев, а после их ухода и возвращения Красной армии продолжавших бороться против советов. Однако подавляющее большинство грузинских коллаборантов оказалось все же во Франции и даже на Нормандских островах (единственной территории Великобритании, захваченной Германией). Так например, «немецкий» гарнизон острова Гернси состоял исключительно из 823го грузинского батальона. Грузинский легион оставался во Франции вплоть до открытия второго фронта и наступления союзных сил.

ГОРЬКИЙ КОНЕЦ

Летом 1944 г. Западные союзники осуществили массированную высадку на севере Франции, а Красная армия вышла к границам Польши и Венгрии. Началась одиннадцатимесячная агония третьего рейха. Ожидалось огромное количество пленных. В ходе Ялтинской конференции среди прочих соглашений между СССР и союзниками была достигнута договоренность о выдаче Советскому Союзу всех бывших граждан СССР, находящихся на подконтрольной союзникам территории Европы. Это соглашение решило участь миллионов людей, в т.ч. и тысяч грузинских легионеров, которые с певых дней открытия второго фронта в Нормандии были брошены в неравный бой против многократно превосходящих сил США и Великобритании.

Большинству легионеров почти до самого конца не было известно об уготованой им судьбе. Поэтому они довольно легко сдавались западным союзникам, надеясь, что это по крайней мере сохранит им жизнь. Хотя бывали и иные ситуации. Так в качестве примера «исключительного профессионализма» и «знания противника», продемонстрированного работниками аппарата союзной пропаганды можно привести разброс листовок в марте 1945 г. над позициями трех армянских и одного грузинского батальона. В листовках легионеров призывали немедленно закончить для себя войну и сдаться в плен, обещая… при первой же возможности обеспечить им возвращение на родину, в СССР. Нетрудно предположить, что эти батальоны дрались до последнего человека. В конце концов в руки союзников (британцев) попало лишь несколько тяжело раненных солдат и офицеров, которым была «оказана помощь» в виде контрольных выстрелов и инъекций яда (подобную «медицинскую помощь» британские военные врачи нередко оказывали раненным солдатам вермахта, а в некоторых случаях и раненным гражданским лицам в Германии). Большая часть солдат и офицеров легиона «Грузия» правда не получила «предупреждений» и к концу войны сложила оружие на Западном фронте. Один из грузинских батальонов, расквартированный на острове Тексель (Нидерланды) в апреле 1945  года поднял восстание и, формально перейдя на сторону союзников, начал боевые действия против оккупировавших часть острова германских войск. Около 800 грузинских легионеров под командой капитана Лоладзе сражались в течение двух недель, потеряв две трети состава только убитыми, после чего сдался прибывшим на остров канадцам.

Практически все легионеры (включая перешедших на сторону союзников тексельцев) впоследствии были выданы СССР. Мольбы о пощаде и попытки заступничества со стороны некоторых американских и британских офицеров, направленные союзному командованию, натыкались на глухую стену. Еще менее помогали коллективные петиции, которые направляли военнопленные немцы, содержавшие простейший тезис: «не выдавайте наших товарищей на расправу». Шансы уцелеть были только у легионеров-эмигрантов, если они могли документально доказать наличие у них  французского или немецкого гражданства. Но и это не всегда спасало. Так например, британские офицеры часто по собственной инициативе выдавали Советским властям представителей старой эмиграции (так ими были выданы русские коллаборанты – генералы Краснов и Шкуро, а также казачьи атаманы Кулаков и Анненков, никогда не бывшие советскими гражданами).

Следует отметить, что тема выдачи советских коллаборантов и военнопленных до середины 80х годов была в Великобритании под полным запретом. Американская администрация порой проявляла некоторую человечность: американцами были спасены некоторые коллаборанты (в т.ч. и отец генерала Джона Шаликашвили с семьей).В ряде случаев американские офицеры и солдаты охраны лагерей предупреждали легионеров о будущей выдаче и намекали на то, что охрана лагеря не так уж бдительна и побег весьма возможен. Некоторые наиболее активные люди использовали этот шанс. Но так или иначе – большинство грузинских легионеров, переживших конец войны, оказались в руках НКВД. Офицеры были расстреляны поголовно в течение ближайших часов после выдачи. Та же участь ожидала и часть солдат и сержантов. Те, кто не был расстрелян стразу, были отправлены на шахты системы ГУЛАГ, где они были вынуждены работать без права выхода на поверхность (тот, кто когда-либо работал шахтером, знает, что в таких условиях выжить долго невозможно).

Размышляя о судьбе этих несчастных, многократно обманутых и запутавшихся людей, можно прийти к различным выводам. Один из них может выразиться короткой и предельно ясной фразой сталинского прокурора Вышинского:«Собаке – собачья смерть!». Другой – словами польского генерала Владислава Андерса, прошедшего всю войну в боях против фашизма:«Тот, кто не был свидетелем беспредельной деградации человека в советском аду, никогда не поймет того, кто в отчаянии поднял оружие на стороне врага против полной ненависти системы…Вина за это предательство – на системе, а не на человеке.. В глазах многих немцы, боровшиеся против Гитлера – не предатели, так почему же предатели те, кто сражался против советской системы?» (Lt. Gen Wladyslaw Anders and Antonio Munoz. Russian Volunteers in the German Wehrmacht in WWII). И наконец третий – словами престарелого немецкого генерала Эрнста Кёстринга, сказавшего американскому полковнику в процессе передачи восточных легионеров советским властям: «Мы – немцы из-за нашей глупости, безмерной жадности, бессилия и незнания…в глазах многих русских бросили в грязь образ европейской культуры… Вам не понять меня сегодня, но… в течение последних недель вы сделали то же самое» (Thorwald, Jurgen. Wen sie verderben wollen).

 

Material is reposted from Andrew Andersen’s website

Leave a Reply

Please log in using one of these methods to post your comment:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s